Сказки — Академия "Человек-Творец" Skip to content

Сказки

Потерянные мечты души ребенка

Ребенку свойственно «хотеть» и желать!

Он хочет многое и так и он познает мир.

Но часто он встречает запреты на свои желания, почему то родители считают, что потакать ребенку нельзя и в этом видят «воспитание».

Их самих так воспитывали и их желания тоже были подавлены, слова «нельзя», «мало ли что тебе хочется», «хочется? Перехочется» и так далее идут по генетической линии не одну сотню лет.

И вот к чему это приводит, хорошая иллюстрация разбитых осколков души взрослого….

«Она хотела на ручки. Мама была занята. Она хотела на ручки — и плакала. Мама была занята. Она продолжала хотеть и плакать. Мама была занята. Она перестала хотеть. И перестала плакать. Хорошая девочка.

Она хотела играть — но нельзя — «мама спит, она устала». Она перестала хотеть. Удобная девочка.

Она хотела игрушку — не было денег. Она перестала хотеть. Умная девочка.

Она хотела собаку. Не было возможности. Она перестала хотеть. Послушная девочка.

Она хотела красивый лифчик и красивое платье — как у Светки из 6А класса. Не было возможности. Она перестала хотеть и продолжила донашивать свитер двоюродной сестры. Практичная девочка.

Она хотела замуж — чтобы уехать оттуда, где нельзя хотеть и нет возможностей, туда — где есть место возможностям и желаниям. Но не получилось. Она перестала хотеть. Прогрессивная девушка.

Она хотела отмечать новый год с любимым. Чтобы был праздник, которого у нее не было в родительской семье. Но любимый все время был занят. Она перестала хотеть. Понимающая женщина.

Она хотела детей. Но было не с кем. Она перестала хотеть. Прогрессивная женщина.

Она хотела уехать из страны. Но нужно было присматривать за стареющей мамой. Она перестала хотеть. Заботливая дочь.

Она хотела уехать в отпуск. Но нужно было работать. Она перестала хотеть. Лояльная сотрудница.

Однажды утром она ничего не хотела. Она лежала в больнице и смотрела в стену. Она ела пресную кашу в больничной столовой и ничего не хотела. Она ходила на какие-то прописанные ей процедуры и ничего не хотела. Она уже хорошо знала, что хотеть бессмысленно.

Она перестала хотеть еще до больницы. Ее внезапно стало все устраивать. Нет ничего из того, что она хотела, — ну и ладно, теперь уже она ничего и не хочет. Подруга сказала, что это просветление. Что все проблемы от ожиданий, а у нее ожидания сами прошли, это смирение, это благо. Она не знала, благо это или нет. Ей было уже все равно.

В больнице какие-то врачи спрашивали, хочется ли ей чего-нибудь. «У меня все хорошо, у меня все есть» — пожимала она плечами и отворачивалась к стенке. У нее уже давно была депрессия, но ее это устраивало, потому что она уже давно забыла, что значит хотеть.

Ее выписали из больницы. Ей нужно было на работу. Но она не хотела — она не понимала зачем. Ей не нужны были деньги — ведь она ничего не хотела.

«Не кисни» — говорили ей подруги. «Пойди развейся». «Ты ведь жива-здорова, а в Африке дети голодают». Ей было все равно.

Она не чувствовала вкус жизни. Она не чувствовала жизнь. Она потеряла жизнь.

Она почти перестала есть. Она похудела. Ослабла. Перестала выходить из дома. Изредка заказывала продукты. И то в основном ради заказа кошачьего корма.

Однажды доставка не приехала. Ей пришлось выйти в магазин за кошачьим кормом.

«Я ХОЧУ МАШИНКУ!!!» — она услышала, как разрывался в истерике какой-то ребенок.

Ее глаза наполнились слезами. Она не понимала почему. Она разрыдалась. Прямо у кассы — оплачивая корм.

Она побежала домой. Она рыдала три дня, не переставая. Ее захлестывало то отчаяние, то дикая ярость. Она не понимала почему.

«Я тоже хочу машинку» — и она вдруг перестала рыдать. И улыбнулась, подумав о маленькой игрушечной машинке, которую она хотела в 4 года. И снова начала рыдать.

Она вдруг начала вспоминать, чего она хотела в течение последних сорока лет. Хотела и не получала. И от отчаяния переставала хотеть. «Не хотеть» — казалось, не так больно, чем хотеть и не получать.

«Я хочу машинку!».

«А еще я девочка и я хочу платье!»

Она достала из шкафа давно запылившееся платье. Сделала красивую прическу. Улыбнулась зеркалу, в котором отражалось опухшее от слез лицо — с красным носом и едва заметными за мешками глазами.

Она вышла на улицу и улыбнулась солнцу. Она пошла за игрушечной машинкой. К ней вернулась жизнь. Она снова начала хотеть.»

 

Какие желания и потребости есть в тебе?

Еще не поздно их реализовать!

 

 

Притча о Луне

Ночью на улице стоит человек и любуется Луной.

Подходит другой и спрашивает:

— Что вы там увидели?
— Посмотрите какая прекрасная Луна!
— Какая еще Луна?
— Да вот же она висит, большая, бледно-желтая! Поднимите голову и увидите!
— Правда что ли? Желтая луна? Висит? Нужно другим рассказать!

Вокруг собирается толпа зевак и раздается робкий голос:
— Учитель, расскажите нам о Луне.
— Какой еще учитель? Поднимите голову и сами увидите!

Кто-то быстро строчит в блокноте: «Учитель сказал, что нужно поднять голову, и тогда можно увидеть Луну. Она большая, бледно-желтая и прекрасная. И она висит!».

— Что это ты пишешь? – спрашивает «учитель».
— Вы говорите очень интересные вещи! Это учение нужно записать для потомков!
— Какое, к чертям, учение? – злится человек. – Подними голову и посмотри, куда я показываю! – он указывает пальцем в сторону Луны.

«Ученик» пишет в блокноте: «Учитель показывает пальцем на луну, и чтобы ее увидеть, нужно посмотреть на палец. Палец – это ключ в духовной практике познания Луны».
«Учитель» не выдерживает и бьет глупца снизу в подбородок, и перед взором последнего возникает большое бледно-желтое пятно.

— Учитель, что это было???
— Луна!
— Невероятно! Я увидел Луну!!!

Взволнованная толпа начинает водить хоровод вокруг очевидца. Кто-то просит дать переписать столь интересное учение. Кто-то просит инициацию…

«Учитель», плюнув на это дело, уходит, продолжая любоваться прекрасной Луной.

Спустя пару тысяч лет кто-то читает учение о Луне и обреченно вздыхает, ведь в те времена рядом был учитель, который мог и пальцем показать, и другими средствами помочь в этой нелегкой духовной практике обнаружения прекрасной Луны.

Хотя, кто знает… вот некоторые утверждают, что видят Луну каждую ночь.

А кто-то говорит, что достаточно прочитать книгу и ты тоже увидишь ее.

Но разве можно кому-то доверять в наше время?

Может все это сказки, и Луны как таковой не существует.»

 

 

Притча точно отражает многих людей.
Подставь вместо слова Луна слово «Бог» и будет тоже самое, почему люди не могут просто стряхнуть сон с головы и посмотреть на мир глазами Души?

Ведь уже могут правда?!

Сказка о царстве Человека-Творца

Сказка про птичку:)

В некотором царстве некотором государстве жила была птичка Леночка 

, вроде бы и не маленькая и летала и цвет у нее симпатичный, вот только летать она высоко и далеко не научилась, да и крылья для большого полета маловаты оказались и угодья где летать можно все неказистые попадались. И вот услышала она однажды от Галины -Ведуньи, что есть такой лес волшебный (think)

, где чудеса происходят и где птички в жарптицы превратиться могут и летать высоко научаться и глядеть остро и волка не бояться ,да и вообще в лесу этом чудеса дивные происходят…. и управляет этим лесом волшебным Марианна Премудрая

 

добрая фея и волшебница. Подумала подумала птичка да и подалась в этот лес. Прилетала и ждет , не поймет куда идти, в какую сторону лететь, что делать, сомнения лихие стали ее одолевать и получиться ли и зачем она здесь….. Смотрит, а вокруг нее в этом лесу такие же птички летают и каждый со своим желанием заветным и вопросом замудренным. И вот вышла к ним Марианна Премудрая и говорит, помогу я вам птички -невелички, исполню ваши желания , вот только за это должны вы загадки тайные разгадать, кто загадку разгадает, того ждет счастье огромное , и каждый должен разгадать свою загадку , загадки эти помогут вам силы тайные обрести с рождения которые у вас есть , дам я вам в помощь моих сестер, Капитанами их назову

 

, будут они вас вести и направлять, слушайте их слово, не пропускайте детали, советом их пользуйтесь да и гласу друг друга внимайте ибо каждый из вас мудростью наделен, да и в лесу моем волшебном вы не просто так вместе оказались, все здесь вам в помощь , собирайте по крупинкам, в конце вся картина сложиться , желания исполняться, найдете сокровища несказанные……..и домой возвращаясь слушайте шепот ветра и и обращайте внимание на все что вокруг происходит, я время от времени буду вас направлять и слово мудреное гласить, слово моему внимайте ибо силой тайной я обладаю….. и еще каждый день вы сюда в лес мой должны возвращаться и рассказывать о думах своих и процессах своих , я с моими сестрами буду вам помогать , силою волшебною благословлять….

 

… Полетела птичка домой, уж очень заманчиво , тянет ее в этот лес почему-то , а вот почему и сама не знает…чувства там добрые живут и компания подбирается заманчивая. Дождалась она утра, прилетела в волшебный лес, слово мудренное от Марианны Премудрой послушала, и видит что все по группкам разделились , и свое имя увидела в группе волшебницы Светланы — Сказочницы и волшебницы Елены Прекрасной, в группках этих все загадки друг другу помогают разгадывать, берет тебя Волшебница Капитан за руку и в царство твое собственное помогает погрузиться, а в царстве этом ты всегда ребенок, и таланты свои от рождения знаешь, только забыл ты их пока рос да и может внимания не обращал, ты главное не упирайся погружению, будь уверен что знаешь, не сомневайся, чувствуй и доверяй своей Душе, помоги ей раскрыться, она то знает твои таланты сокровенные, чувствами она тебе покажет, обращай внимание что нравиться ей, от чего ей радостно, счастливо, легко, восторженно, от чего любовь чувствует, а потом когда домой вернешься сам и осознаешь, не забывай записывать, это важно…..ибо чувства эти волшебные для тебя , они энергией тебя наполняют…..И еще попались в команде птичке-Лене Настя Хохотушка и Марат-Царевич

поведала Настя свои секреты счастья от рождения которыми обладала о том как просто и легко быть счастливым, как радоваться любви с Котом Кешкой( у моего первого кота было тоже имя) и знать что Души наши всегда могут общаться с Душами животных,

о том что можно и не делиться , а делать то что хочеться и быть счастливым , и поведал Марат Царевич о своих талантах как жить с открытым серцем, и знать в Душе что все будет хорошо, и поняла тогда птичка что и у нее это есть , что все члены команды как зеркала , отражающие друг друга….. и поняла она наконец как волшебство
в этом волшебном лесу происходит и стало ей от этого еще радостнее и еще счастливее и стали крылья у нее рости больше и уверенности в полете появилось больше и интереснее стало, а сколько талантов она в себе начала открывать чувствами они называются и летать захотелось и горючее для этого появилось и всех обнимать захотелось и любовь дарить………

 

И радуется Марианна премудрая не нарадуется, королевством своим восхищается, с интересом на птичек посматривает, Благословеньем наполняет . И решила она Ангелов небесных в помощь птичкам послать, ибо полюбила птичек всей Душой и сердцем. Благословляю вас птички мои и даю вам в подарок Ангелов Небесных, к шепоту их прислушивайтесь, да не забывайте любовью одаривать ибо они существа небесный, любовью и благодарностью сыты будут, колокольчиками смеха переливаются когда вы в смехе да и вам от этого веселее в пути . И стало птичкам веселее и радостнее от того что пространство Ангелами наполнилось, гордостью за себя и вдохновеньем они теперь обладают, с интересом новые загадки разгадывают да и не забывают все в отчеты записывать капитанов и Марианну-Премудрую своими успехами радовать, теплотой сердец друг-друга согревать.И поскольку сказка живая то продолжение будет следовать по мере чудесности в лесу волшебном……..

и увидела Марианна премудрая что от прикосновения ее к птичкам сила их увеличивается, новые таланты и чувства вырастают , а у нее новые крылья появляются да подиковеннее , роскошные, изобильные , заморские, силою новой Божественной наполненные!!!!!

Ну мы и сила вместе!!!! Каждый необыкновенный, уникальный , любимый Богом. Я благодарю Творца, я Благодарю Марианну и ее уникальную Душу, я благодарю вас всех мои любимые Души к которым я уже прикоснулась и еще прикоснусь, мы усиливаем друг друга, оживляем, вдохновляем и вместе создаем новое пространство живое и исцеляющее

Все есть Человек-Творец!!!

а кому интересно что стало с птичкой , так она Ангелом на земле стала и заземляться ей теперь почаще надо и дела диковинные творить в лесу волшебном вместе с другими птичками, а кому сказка понравилась так пусть и читает ее почаще, она живая -волшебная как водичка силу твою усиливает!!!!

Я чуть не забыла о главном!!!! Я благодарю мою уникальную Душу и пусть она всегда светит и наполняет людей всем чем обладает с любовью, радостью, своей уникальностью и открытым сердцем!!!!

 

 Еще хочется поделиться радостью своей что Вселенная теперь птичку одаривает щедро  подарками изысканными и она сможет путешествовать и работать легко и в радости и желания свои исполнять по особенному и она опять делиться со всеми будет ибо кто отдает от Души , тот от Души и получает и пусть у всех нас сбываются мечты, открываются новые таланты в любви радости и счастье ибо конца творению нет, Творец бесконечен в своей уникальности и своей щедрости такой кайф знать что все такие уникальные, бесконечные и талантливые, я вас люблю и благодарю , каждый из вас герой моей сказочки, прямо или косвенно мы все создали ее вместе и если есть желания, добавляйте, будем творить вместе!!!!!
Мы все отражаем друг друга только в том во что верим

Сказка про ребенка, который выбрал себе родителей

«Мам, ну, расскажи мою любимую сказку.

-Артур тебе 14 лет! Ты выше меня. Зачем тебе сказка?

-Расскажи Я хочу ее запомнить и рассказать своим детям.

— Ну слушай.

Где то высоко в небе, на мягких как пуховая перина облаках, сидели младенчики.

Детки были совершенно разные.

Блондины, брюнеты, мальчики, девочки, азиаты, арапчата — дети были на любой вкус.

Целыми днями они играли, перепрыгивая с одного облачка на другое, ели небесные вкусности и смотрели мультфильмы.

Иногда мультфильмы прерывались и шла рекламная пауза.

 

Рекламировали возможных родителей.

На большом экране показывали фотографии мамы и папы и немного рассказывали о них.

 

Ну например так: « Представляем вашему вниманию Джени и Джона из Америки штат Флорида. Джени 26 лет степень бакалавриата по истории. Спортивна, умна, прекрасно готовит. Любит фильм про человека кошку и стихи. Джон 26 лет тренер школьной футбольной команды. Добр, подвижен. Джон и Джени вместе со школы. Послали запрос на мальчика, но будут рады и подвижной девочке. Если у кого то екнуло сердечко, то ждём вас через пол часа на розовом облаке».

 

 

Те младенчики,у которых екнуло сердечко , бежали к розовому облаку.

Иногда прибегал не один младенчик, а два, три и даже четыре, но чаще всего сердечко екало у кого то одного.

 

На розовом облаке младенчика ждал кто то невидимый с крыльями.

 

Невидимый с крыльями давал младенчику подписать бумаги: мол выбрал родителей добровольно, без нажима со стороны сотрудников Канцелярии по выдаче земных родителей.

После чего кто то невидимый целовал младенчика в розовую, а иногда и очень смуглую щечку и отправлял младенчика на Землю.

На место нашедшего родителей младенца приходил следующий.

 

 

Иногда этот следующий младенчик очень быстро находил родителей, а иногда какой нибудь привереда сидел на облачке очень долго.

Все ему не подходили.

Сердечко не екало.

 

Вот про такого привиреду я тебе сейчас и расскажу….

На одном облачке сидел кругленький зеленоглазый шатен.

 

Давай будем называть его Медведик, потому что именно под таким именем он значился в огромной книге регистрации младенцев в Канцелярии по выдаче земных родителей.

 

Медведик очень хотел родиться и очень внимательно во времена рекламных пауз разглядывал потенциальных родителей.

Примерялся к каждой паре, но его сердечко не екало.

 

Вокруг него постоянно менялись младенчики, а он так и сидел на своём облачке.

 

Однажды кто то невидимый с крыльями спросил Медведика: « Ну что тебя не устраивает то? Последнее время отменные же родители рекламируются. Да и ты очень милый младенчик и тебе будут рады в любой семье, но кроме тех кто мечтает только о девочке».


Медведик грустно ответил: «Все хорошие, но не мои. Сердечко не екает».

 

Кто то невидимый нежно погладил медведика по кудрявой голове и вздохнув улетел.

 

Медведик сидел и мечтал: «Я очень хочу родиться в Италии, где нибудь у моря, в старинном замке. Хочу чтобы родители мои были из древнего аристократического рода. Хочу чтобы у меня был старший брат».

Закрывая глаза Медведик так и слышал, как высокая и черноволосая худощавая итальянка кричит ему «Карлито, Карлито пойдём ужинать».

 

А Медведик делает вид что не слышит и прячется от мамы в зарослях старинного виноградника.

 

Так бы наш Медведик и дальше мечтал, но услышал знакомую мелодию.

 

Эта мелодия играла всегда перед рекламой земных родителей.

Медведик уставился на экран и начал слушать.

 

Приятный голос рассказывал: «Роман и Ксения. Г Энгельск, Россия.

Роман 26 лет. Блондин. Высшее юридическое образование, характер нордический. Любитель экстрима, юрист. К

Ксения 24 года .Адвокат. Взбаламошна, не особо хозяйственна. Мечтательница. Любит фентази и тяжёлый рок.

Пара вместе пять лет, есть собака.

Первый запрос на младенца получен только сегодня.

Хотели бы: «Ксения -красивенького, Роман-просто младенца. Проживание: однокомнатная квартира».

С экрана на медведика смотрели полноватая крашенная зеленоглазая блондинка и носатый блондин.

Это было совершено не то о чем мечтал младенчик, но сердце не то что екало.

Сердце медведика подпрыгивало!

 

Он понимал, что именно их он так долго ждал на облаке.

Младенчик вприпрыжку побежал к розовому облачку.

На облачке его уже ждал кто то невидимый.

«Мои ! Это мои. Срочно отправляй меня. Что тут подписывать то? » -кричал Медведик.

Кто то невидимый улыбнулся и сказал : « Ну это же не Италия! Там нет виноградника, нет старшего брата, нет старинного поместья. Может ты ещё подождёшь?».

 

«Нечего ждать. Это именно мои родители. Я не могу обьяснить что я чувствую, но я точно знаю что это мои Мама и Папа и они меня ждут. Отправляй меня прям сейчас, я чувствую что моя мама не любит ждать. Крылатый да что ж со мной творится? Я такой счастливый».

 

Кто то невидимый с крыльями обнял медведика и сказал: «С тобой творится любовь. А любовь она знаешь ли мой Медведик или есть или ее нет и замки тут совершенно ни при чем».

 

Невидимый поцеловал младенчика в розовую щечку, дал ему на подпись бумаги и младенчик исчез. В это время где то на земле, одна земная Женщина подошла к земному мужчине и сказала: «Ром, мне кажется я беременна. Мне кажется почему то это мальчик. Маленький Медведик»….

 

Автор: Ксения Полежаева

Источник

Реинкарнации колобка — сказка

О пользе реинкарнаций

Колобок открыл глаза. Тело ломило, голова болела … в ином случае он мог бы задуматься о том, не одно ли это и тоже. Вот только сейчас его занимали другие вопросы.

А именно «какого хрена?!» и «что сейчас было?!».

В памяти роились обрывочные воспоминания, но ни одной мало-мальски адекватной картинки не возникало. Он помнил скорее ощущения, нежели видения. Что-то мохнатое, что-то теплое, что-то острое … и что-то очень болезненное.

Так. Всё. Нужно отпустить ситуацию. Что вокруг? Лес. Тропинка. Вот пожалуй по ней катиться и нужно. Пока не понятно куда. Но не стоять же на месте. Колобок покатился.

Катится колобок, а на встречу ему Заяц:

— Колобок, Колобок, я тебя съем!
Колобок застыл в нерешительности. Жуткое ощущение дежавю волной прокатилось в его мозгу. Он явно уже где-то это видел. И этого Зайца, и это «я тебя съем».

— Не ешь меня, Заяц. — Неуверенно произнёс он. — Я тебе песенку спою:
Я Колобок, Колобок,
Я по коробу скребён,
По сусеку метён …

… Он допел песню и покатился дальше. Только Заяц его и видел!

Катится Колобок, а навстречу ему Волк!

— Колобок, Колобок, я тебя съем!
— Не ешь меня, Серый Волк, я … — Опять тоже самое ощущение. Опять воспоминания как рой пчёл, среди которых нельзя остановить взгляд хотя бы на одной, только весь рой, кружащий, непонятный. —… я тебе песенку спою.

— Я Колобок, Колобок,
Я по коробу скребён,
По сусеку метён, …

Колобок допевал уже не обращая внимания на застывшего Волка. Что-то было не так. Вот прям совсем не так. Он уже видел этого Волка. Уже пел ему песню… Додумать мысль не получилось, потому что на тропе оказался Медведь.

— Колобок, Колобок, я тебя съем!

Пропеть дурацкую биографическую песенку, покатиться дальше, не оглядываясь. Он откуда-то знал, что Медведя всё устроит и преследовать он его не станет. Но откуда? В такие моменты начинаешь сомневаться не то, что в себе, а вообще в реальности. Сон во сне. Томящее чувство зудом отзывалось в памяти. Было ощущение, что предсказать то, что будет через секунду не составит никакого труда. Но секунда наступала. За ней — другая. Ничего не менялось.

— Колобок, Колобок, куда катишься? — Перед ним стояла Лиса. Большая, рыжая. А ещё очень знакомая. Вот прям чересчур очень.

— Качусь по дорожке. — Ответил Колобок, продолжая напрягать память. Он должен был вспомнить…
— Колобок, Колобок, спой мне песенку.

Вот сейчас я спою песенку. — Подумал Колобок и запел.
— Я Колобок, Колобок,
Я по коробу скребён,
По сусеку метён

Он допел песенку и вдруг понял, что сейчас Лиса пожалуется на свой слух.

— Ах, песенка хороша! Да слышу я плохо. Колобок, Колобок, сядь ко мне на носок да спой ещё разок, погромче.

Колобок как завороженный, откуда-то зная, что делать этого не нужно, подпрыгнул и уселся на носу у Лисы, запевая набившую оскомину песенку. Но Лиса его перебила:

— Колобок, Колобок, сядь ко мне на язычок да пропой в последний разок.

Совсем тошно стало Колобку. Всё естество протестовало против просьбы Лисы, но он должен был понять, что произошло и что не так сейчас.

Прыгнул он Лисе на язык, а Лиса его — гам! — и съела …

… Колобок открыл глаза. Тело ломило, голова болела …

но он не обращал на это никакого внимания. Потому что на этот раз помнил. Помнил всё. И тропинку, и Лису, и влажный её нос, и горячий язык … и острую боль, что была перед тем, как он снова открыл глаза. А ещё он помнил, что это был не первый раз. Он умирал и умирал сотни, а может быть тысячи раз. Так было всегда. Всегда одна и та же дорожка, всегда одни и те же звери, всегда один и тот же лес, всегда одна и та же смерть… Но только сейчас он помнил всё, что было. А значит теперь всё будет по-другому.

Он покатился по дорожке. А на встречу ему Заяц.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Не ешь меня, Заяц, я тебе песенку спою.

И он пел песню, как пел её этому же самому Зайцу неизвестно сколько раз до этого.

А потом был снова Волк, и снова эта песня. И Медведь. И все оставались позади, и все только его и видели. А потом пришла она. Его погибель. Лиса.

— Колобок, Колобок, куда катишься?
— Качусь по дорожке.
— Колобок, Колобок, спой мне песенку.

Сердце уже начало стучать раза в три быстрее. Теперь это было не дежавю. Это было по-настоящему. И через минуту Лиса его съест.

— Ах, песенка хороша! Да слышу я плохо. Колобок, Колобок, сядь ко мне на носок да спой ещё разок, погромче.
Он прыгнул ей на нос. На этот чёрный, влажный нос хищника, замышляющего коварство. Вот только теперь Колобок знал, что будет дальше. Он пропел снова свою песенку.

— Колобок, Колобок, сядь ко мне на язычок да пропой в последний разок.

Вот он момент истины! Колобок подпрыгнул, увидел, как блеснули чёрные глаза лисицы, но приземлился не на язык. Вместо этого он больно ударил Лису прямо в лоб, отскочил от неё как баскетбольный мяч, перемахнул через рыжий хвост и помчался дальше что было сил. Оглянулся в первый раз только через минуту. Лисы нигде не было.

Он сделал это. Сделал! Разрушил проклятие!

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Перед ним стоял Кабан.
— Ээ… — замялся Колобок в полном шоке. Такого с ним ещё не было. А Кабан не стал ничего дожидаться и накинулся на него.

Колобок открыл глаза.

— Охренеть. — Только и смог он произнести. Тело ломило. Голова болела.
Он снова покатился по тропинке. И снова был Заяц, снова была песенка, снова был Волк, Медведь и Лиса. И снова Лиса попыталась заманить его в ловушку, получила по лбу …

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — сказал Кабан.
— Не ешь меня, Кабан, я тебе песенку спою!
— А нахрена мне твоя пенсенка, если я жрать хочу?!
— Опять последовал неожиданный ход от нового героя сказки…

Колобок открыл глаза.

— Вот ведь, свинья! — С досадой зашипел он, оглядывая лес. И снова всё повторилось. Уже машинально, не задумываясь он проделал путь до Лисы, обманул её, покатился дальше.

— Кабан! — Заорал Колобок. Кабан, готовый произнести сакраментальную фразу о своих желаниях, застыл. — Беги, Кабан! За мной следом идут охотники! Ружья несут! Стреляют!

На Кабана этот аргумент похоже подействовал.

— Чё правда охотники?!
— Правда, Кабан. Они уж Зайца застрелили, Волка застрелили, Медведя застрелили! Лису застрелили.
Кабан взвизгнул:
— Даже Лису?!
— Даже! Беги.

И он действительно побежал, снося кусты.

— Уф. — Вздохнул Колобок, катясь дальше. Лес здесь был другим. Деревья стали реже и даже иногда было видно большие куски неба по которым плыли облака …

Колобок открыл глаза.

— Да йошкин выхухоль! Какая сволочь делает овраги посреди тропинки!!!

И снова Заяц, снова Волк … Лиса, Кабан.. тропинка. И вот он овраг. Глубокий, зараза. Метров десять будет.

Колобок аккуратно покатился дальше. На этот раз особо никуда не заглядываясь.

— Колобок, Колобок, я тебя съем!
— А ты вообще кто? — Опешивший Колобок смотрел на что-то большое. Цветом оно было примерно как болото, откуда собственно только что и вылезло. А ещё у него была пасть. Очень большая пасть. Такой пастью не то, то Колобка, такой пастью Зайца, Волка, Медведя, Лису и Кабана можно было разом проглотить.

— Я Бегемот. И я тебя съем. — Невозмутимо сообщило нечто, назвавшееся Бегемотом.
— Слушай, Бегенот. Не ешь меня, я тебе песенку спою.

Колобок открыл глаза заранее матерясь.

Попробуем следующий вариант.

— Беги Бегемот, беги! Там охотники! Зайца …

Колобок открыл глаза, матерясь в два раза активнее и в слух.

— Бегемот, ты может быть худо слышишь? Давай я к тебе на носок сяду?

Колобок открыл глаза. Мата в голове не было. Была бессильная злоба.

— Не ешь меня, Бегенот. Я тебе секрет а то не расскажу!
— Какой секрет?

Внутри Колобка всё замерло. За долгое время это был первый раз, когда удалось пройти дальше первой бегемотиной фразы.

— Что лежит у меня в кармане. — Наугад бросил он цитату из какой-то книжки.
— У тебя же нет карманов.

Колобок открыл глаза.

Надо придумать что-то правдивее.

— Какой секрет?
— Кто умрёт в Мстителях.
— Ненавижу спойлеры.

Колобок открыл глаза.

— Какой секрет?
— Кто на свете всех милее, всех румяней и …

Колобок открыл глаза.

— Какой секрет?
— Кто убил кролика Роджера…

— АААААААА!!!! — Заорал Колобок, испытывая ненависть ко всему миру и открыл глаза.

Он готов был убить всех! Ненавидел всё и вся! Этот лес, эту тропинку, эту грёбаную песенку! И в особенности этого толстокожего, непрошибаемого, тупого, прожорливого бегемота!

В очередной раз он покатился по дорожке.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал уже набивший оскомину Заяц.
— Иди на хрен, Заяц, бл! — Сказал злобно Колобок, подпрыгнул, ударил ушастого в живот и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал грёбаный Серый Волк.
— Я вопьюсь тебе в селезёнку и прожую кишки! — Заорал Колобок и покатился дальше мимо ошалевшего Волка.

— Только попробуй, чучело музейное! — Рявкнул Колобок, ничего не успевшему сказать доставучему Медведю и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, куда катишься? — Спросила Лиса.
— Жрать младенцев под кровавой луной и танцевать нагишом во славу тёмному владыке! — с кровожадной ухмылкой сообщил он хитромордой Лисе и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Сказал Кабан.
— А я тебя свиным грипом заражу, говно клыкастое! — Процедил хрипло в ответ Колобок и покатился дальше.

— Колобок, Колобок, я тебя съем! — Вылез снова из болота Бегемот.
— Закрой пасть, антресоль дырявая! — Попытал счастья Колобок, но Бегемот уже шёл на него. Болотное чудище действительно был непрошибаемо. — Не ешь меня, а то я тебе секрет не расскажу!
— Какой секрет?

И вот снова этот момент. В голове уже было пусто. Он перепробовал сотни вариантов.

— Не расскажу куда я … —

… иду. — Колобок открыл глаза, заканчивая фразу уже после того, как Бегемот в очередной раз его сожрал.

Только теперь его мысли были заняты не тем, что всё снова и снова повторяется. Он думал о том, что сам только что сказал.

«Куда я иду».

— А действительно, куда, я мать его, иду?! — Произнёс он в слух. И огляделся.

Был тот же лес. Та же опушка. Та же тропинка уходила прямо. А вот была ещё тропинка. И вон там дорожка куда-то уходит. А вот ещё одна. Он стоял на перекрёстке множества тропинок, на которые почему-то раньше не обращал никакого внимания. А почему?

Почему он их не видел и как умалишённый пёр по одному и тому же пути. Хотя уже не раз мог убедиться, что заканчивается он тупиком?

В затуманенном состоянии Колобок покатился по другой дорожке. Она был чуть пологая, спокойная, тихая. Никто не вылезал из кустов и не сообщал ему радостно, что хочет его съесть. Через полчаса тропинка вывела его из леса на широкое пшеничное поле. Тут было тихо. И очень спокойно.

Впервые за много-много дней … или жизней, Колобок понял, что ему наконец-то хорошо. Что он нашёл то место, где хочется остаться и ни от кого не убегать.

Вызыватель дождя

Вызыватель ДОЖДЯ 

 

  • Значит, так, — мальчик поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. — У моего отца есть другая семья. Там моя сестренка, ей года четыре, как я понимаю. Мама делает вид, что об этом как бы не знает. Но та женщина все ждет, что отец уйдет к ней, потому что он, по всей видимости, обещал. И иногда ставит вопрос ребром. Тогда он срывается из дома и едет ее уговаривать. Иногда даже ночью. У нас в семье это называется «ЧП на объекте». Но вообще-то он не уйдет, я так думаю, просто будет ей и дальше голову морочить. У моего младшего брата ДЦП, они как-то с мамой к вам приходили, но вы, наверное, не помните. С головой у брата все в порядке, он во втором классе учится и в компьютерах уже здорово шарит. А вот с ногами-руками — не очень. А мама все думает, что где-то есть такое лекарство или еще что, чтобы его совсем вылечить. Она его на лошадях возит, потому что это среди дэцэпэшников считается самый писк, и копит деньги, чтобы поехать в Крым к дельфинам. А Ленька лошадей боится и падает с них. А про дельфинов он мне сразу сказал: вот там мне и конец придет — сразу утону. И еще они к колдунье ездили в Псковскую область, она с Леньки порчу снимала. А у бабушки рак, и она все время от него лечится — иногда в больнице, а иногда народными средствами… 

 

  • А ты? — спросила я. 

 

  • А я чешусь все время, и в школе двойки, — с готовностью сообщил мальчишка. (Нейродермит между пальцами и на шее я разглядела еще прежде). — Что вы мне посоветуете? Как мне все исправить? И вообще, это возможно? 

 

  • Не знаю, — честно призналась я. — Наверное, нельзя. Как нельзя до конца вылечить ДЦП у твоего брата. 

 

  • И чего, я тогда пошел? — он привстал в кресле. 

 

  • Ага, только я тебе сначала расскажу историю про «вызывателя дождя». 

 

  • Хорошо. Я люблю истории, — он поскреб шею ногтями и приготовился слушать. 

 

  • Случилась она давно, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаист был с коллегами в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции «вызывателя» дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет». 

 

Ученые, конечно, воодушевились, срочно придумали какой-то этнографический повод и отправились по указанному адресу. Приехали в деревню, и в тот же день туда привезли «вызывателя» дождя — маленького сухонького старичка-китайца. Он запросил себе хижину на отшибе деревни и чашку риса в день. А с нашими учеными разговаривать наотрез отказался. Старшина деревни сказал: сейчас заклинателю нужно сосредоточиться, подождите, пока он выполнит свою работу. Можете пока пожить у меня дома. 

 

На третий день пошел дождь. Старичок взял свои (огромные по местным меркам) деньги и засобирался в обратный (весьма неблизкий) путь. Старшина опять передал ему просьбу ученых. На этот раз заклинатель согласился уделить им немного времени. 

 

  • Расскажите, как вы вызвали дождь, — сразу, чтобы не терять времени даром, спросил старичка мой знакомый. — Наверное, существует какой-то специальный обряд? Он передается по наследству? 

 

  • Вы с ума сошли?! — изумился старичок. — Я вызвал дождь? Я что, маг? Неужели вы могли подумать, что я, в своем ничтожестве, могу управлять могучими стихиями?! 

 

  • Но что же тогда вы сделали? — обескуражено спросили китаисты. — Ведь дождь-то идет… 

 

  • Никто не может изменить никого, — назидательно подняв палец, сказал старичок. — Но каждый может управлять собой. Я, скажу без ложной скромности, достиг некоторых вершин в этом искусстве. И вот я приехал сюда, в правильном, гармоничном состоянии, и увидел, что здесь все неправильно. Нарушен порядок вещей, гибнет урожай, люди в отчаянии. Я не могу этого изменить. Единственное, что я могу, — это изменить себя, то есть стать неправильным, присоединиться к тому, что здесь происходит. Именно это я и сделал. 

 

  • Ну, а потом? Откуда дождь-то? 

 

  • Потом я, естественно, работал с собой, возвращая себя обратно в правильное состояние. Но поскольку я был уже един со всем прочим здесь, то и оно вместе со мной, постепенно, с некоторой инерцией, но вернулось на правильный путь. А правильным для этой земли сейчас является ее орошение. Вот поэтому и пошел дождь. А вовсе не потому, что я его «вызвал»… 

 

  • Но если все так просто, почему же вы взяли за это такие большие деньги? — спросил один из ученых. — Крестьянам пришлось буквально продать последнюю рубашку, чтобы заплатить вам… 

 

  • Потому что я уже старый и немощный человек, а когда я присоединяюсь к дисгармонии, мне становится так же плохо, как и всему вокруг. Добровольно перейти из правильного состояния в неправильное — стоит очень дорого, — вызыватель дождя знаком показал, что аудиенция окончена. 

 

В тот же день он уехал обратно в свою деревню, а ученые отправились в Пекин. 

 

Мальчишка долго молчал. Потом спросил: 

 

  • Но вы ведь не просто так мне это рассказали? Вы думаете, что я… 

 

  • Именно. Причем тебе даже не надо, как старому китайцу, присоединяться и загонять себя в общую дисгармонию. Ты со своими двойками и почесушками уже там. При этом это все не твое лично, так как ты умен — так рассказать о семье в твоем возрасте может далеко не каждый — и, судя по медицинской карточке, которую ты мне принес, в общем совершенно здоров. 

 

  • И как же мне самому вернуться в «правильное состояние»? 

 

  • Упорно и даже фанатично делать все то, что ты сам внутри себя считаешь правильным, но до сих пор не делал. 

 

Мальчик подумал еще. 

 

  • То есть учить до посинения уроки, — нерешительно начал он. — По утрам — гимнастику себе и Леньке, потом обливаться холодной водой и Леньку обливать, не есть чипсы, держать ту диету, которую дерматолог советовал, после школы с Ленькой в парке на велосипеде (он на велике ездит лучше, чем ходит), не считать всех в классе придурками и найти в них достоинства, как мама советует… И вы думаете, это поможет? 

 

  • Есть такая простая вещь, как эксперимент, — пожала плечами я. — Попробуй на практике, и все станет ясно. Не догонишь, так согреешься… 

 

  • А сколько надо пробовать? 

 

  • Ну, если считать, что китаец тренировался лет 50-60, и у него ушло три дня, а ты только начинаешь… Думаю, для начала надо взять три месяца, а потом оценить промежуточные результаты и либо уже забить на все это, либо продолжить… Стало быть, получается, что ты придешь ко мне с отчетом сразу после лета, в начале сентября. Хорошо? 

 

  • Ага, — сказал он и ушел. 

 

Я о нем помнила и искренне переживала за его успех. В таком возрасте что-то последовательно делать несколько месяцев подряд без всякого контроля со стороны очень трудно. Сможет ли он? 

 

Он записался на второе сентября. 

 

  • Ленька! — сказал он мне с порога. — Мама думает, что это лошади помогли и лекарство из Германии. Но мы-то с ним знаем… Я ему про китайца рассказал. Он понял, он у нас умный. 

 

  • Отлично! — воскликнула я, подумав, что закалка, тренировки на велосипеде и внимание старшего брата просто обязаны были заметно улучшить состояние маленького брата. — А еще? 

 

  • А еще бабушка: врач сказал, что нее хорошая ремиссия, и он ее как минимум на год отпускает. 

 

  • А ты? 

 

  • Я год всего с двумя тройками закончил, а папа недавно сказал, что он и не заметил, как я вырос, и, может быть, ему есть чему у меня поучиться. Например, на диете сидеть (руки были чистыми, это я заметила прямо с порога, но летом ведь всегда улучшение)… Так что же, получается, эта китайская штука и вправду работает?! 

 

  • Конечно, работает, — твердо сказала я. — Разве ты сам не доказал это? 

 

Автор — Екатерина Мурашова

Как боль становится ресурсом роста…

«Сегодня был вечер, когда я принял решение…

Сегодня был вечер, когда я думал, что принял решение. Я поднялся на крышу, с целью сбежать с этого мира и перестать сталкиваться с болью. Мне больше не хотелось страдать.

Я стал с обратной стороны парапета девятиэтажки, шалея от смеси страха, негодования, злости, восторга и неистового желания наказать этот мир за всю горечь пережитого. Мне хотелось мести и избавления.

 

 

Неожиданно для себя, я краем глаза заметил светлое пятно по мою правую руку. Держась за перила я повернул голову в сторону пятна и не поверив глазам, едва не потерял равновесие.

— Осторожно!- сказал мне белый, едва оформленный силует.

— Что ты такое? Еле выдавил из себя я.

— Я — ангел независимости….ну, точнее я просто сгусток энергии, имеющий своей задачей помогать людям получать необходимый опыт. Но ты ассоциируешь меня с библейской символикой, потому, что твоя бабушка была набожной и на ее комоде стояла картинка с ангелом хранителем, который казался тебе чудом из-за наличия крыльев и мученического взгляда.Если окунуть тебя в глубокое детство, этот образ становился твоим воображаемым другом, каждый раз когда ты обижался…

— Че за хрень? 

Это зависит от каждого конкретного отрезка времени и… квартиры.

— А?

Ну… в мою задачу входит курировать эволюционный процесс всех жильцов этого дома. Людям бывает очень сложно что-то изменить, а еще сложнее понять зачем им что-то менять. А я, как бы, даю им шанс увидеть жизнь с другого ракурса.

Вот, например, Маша из квартиры номер 5…

Фокус странным образом перенесся на левое крайнее окно второго этажа и стало видно девочку лет 12ти, которая сгорбившись, сидела за письменным столом глядя в одну точку, как загипнотизированная.Рядом, размахивая учебником мама орала на Машу обзывая ленивой тупицей, которой в жизни ничего не добьется. 

Это, как бы я сейчас на нее ору, сказал ангел. Маша умеет учиться. Когда она закончит институт, то сможет стать директором кафедры экспериментальной педагогики и практической психологии,многое сможет изменить в работе преподавателей. Но для того, что бы Маша смогла выиграть борьбу по дороге к должности и осознать важность методов обучения, ей нужно будет научиться верить в себя и ценить, несмотря на постоянно звучащие в голове, голоса ее матери.

В ином варианте, она их не победит. Всю жизнь проработает в швейном цеху и будет колоть свои руки иглой с садистским остервенением, наказывая себя за каждую ошибку. Но все будут говорить, что она хорошая.

Это Ваня с квартиры номер 37, с которым дружит Маша.Ему 14. Он любит не напрягаться. По этому я вчера, столкнул его с алкоголиком Василием на темном лестничном пролете. Теперь у Вани двойной перелом. Но я не хочу сделать ему плохо. Совершенно не случайно Ванин брат толковый физиотерапевт. И если мальчик найдет в себе силы перестать сопротивляться усилиям, выйдет из депресняка, начнет регулярно упражняться и следовать советам брата, то со временем они вместе откроют самый успешный в городе центр реабилитации.

В противном случае, Ваня с Василием будут покупать самогон у Клары из квартиры 46.

Клара же в свою очередь, гонит самогон, потому лишь, что денег не хватает. И жалко так этих обездоленных, как же им еще сбежать от суровой, неуправляемой реальности?! У Клары талант писать женские рассказы и ей даже знакомая из журнала, рубрику предлагала вести.Но у нее всегда есть более важные дела и обстоятельства, чем собственная реализация…

Поэтому в скором времени у Клары сломается самогонный аппарат. И если она быстренько не сядет успокаивать себя написанием последовательного рассказа, чтобы отнести его подруге в журнал, а заодно, и зацепить там сердце главного редактора, то…

….то однажды злые, прикормленные алкаши, вынесут Кларе по среди ночи входную дверь…

Книгу она все равно напишет, после двух лет психологической помощи, но она не станет настолько популярной, потому как будет веять от нее тяжелым разочарованием и злобой на весь мир.

Соседка Клары, миловидная беременная блондинка Лика из квартиры 48 никогда ничего не делала со своими частыми приступами фрустрации, которые возникали от мысли на тему, смысла жизни…Лике хотелось заниматься благотворительностью и творческими проектами, но у нее было четверо детей и очень консервативный, нудный муж, страдающий бесконечными комплексами неполноценности и оттого желающий привязать к посредственному себе, самоотверженную, по своей сути, Лику, количеством детей и бесконечных обязанностей…

Сегодня ночью я устрою ей выкидыш.

Если Лика успокоит истерию,осознает намек и разрешит своему бушующему материнскому инстинкту разлиться за пределы квартиры , то уже через пару лет станет хозяйкой нескольких приютов “Малютка”, став женой богатого бизнесмена, умеющего ценить креативность и желание дать что-то миру…

Если осмелится…ну или до конца жизни, будет прислуживать установившемуся порядку, жалуясь на жизнь Марине. Жене Валентина из квартиры 52. Марину ничем не проймешь.Там моей помощи не требуется.

У Валентина все хорошо. Ему просто скучно.Потому, что его все устраивает.Его браку 25 лет.У него трое прекрасных детей.Устойчивая работа, зарплата.Большая квартира под номером 52.

Завтра я пришлю к нему на работу новую сотрудницу. Инициативную и живую.Валентин имеет потенцию втрескаться. Умотать в путешествие с подругой, без гроша, по всему миру, стать известным блогером и фотографом, прожить еще 30 лет на полную катушку.Его дети будут рассказываеть о его приключениях своим детям.

Ну или остаться высокоморальным и устойчивым… и умереть через 10 лет от бессмыслицы и тоски, пришедших в виде мощного воспаления легких…Зато на его могилке, будет выгравированно:“примерный семьянин и большой души человек”.

Это пример того, как работают ангелы независимости. Мы желаем вам не счастья, а РОСТА.Счастье абстрактная и субъективная величина.Рост беспроигрышный, потому что дает опыт и смысл… но всегда есть и иной вариант. Или нет? Решать тебе…
Ангел растворился…

— Сегодня был вечер, когда я думал, что принял решение.Я поднялся на крышу, с целью сбежать с этого мира и перестать сталкиваться с болью. Мне больше не хотелось страдать.

Но я подумал…постою еще…интересно ведь ))»

 

Автор — Ольга С.

Исцеление прощением — сказка жизни

Исцеление прощением.

— Я не прощу, — сказала Она. – Я буду помнить.

— Прости, — попросил ее Ангел. – Прости, тебе же легче будет.

— Ни за что, — упрямо сжала губы Она. — Этого нельзя прощать. Никогда.

— Ты будешь мстить? – обеспокоенно спросил он.

— Нет, мстить я не буду. Я буду выше этого.

— Ты жаждешь сурового наказания?

— Я не знаю, какое наказание было бы достаточным.

— Всем приходится платить за свои решения. Рано или поздно, но всем… — тихо сказал Ангел. — Это неизбежно.

— Да, я знаю.

— Тогда прости! Сними с себя груз. Ты ведь теперь далеко от своих обидчиков.

— Нет. Не могу. И не хочу. Нет им прощения.

— Хорошо, дело твое, — вздохнул Ангел. – Где ты намерена хранить свою обиду?

— Здесь и здесь, — прикоснулась к голове и сердцу Она.

— Пожалуйста, будь осторожна, — попросил Ангел. – Яд обид очень опасен. Он может оседать камнем и тянуть ко дну, а может породить пламя ярости, которая сжигает все живое.

— Это Камень Памяти и Благородная Ярость, — прервала его Она. – Они на моей стороне.

 

 

И обида поселилась там, где она и сказала – в голове и в сердце.

 

 

Она была молода и здорова, она строила свою жизнь, в ее жилах текла горячая кровь, а легкие жадно вдыхали воздух свободы. Она вышла замуж, родила детей, завела друзей. Иногда, конечно, она на них обижалась, но в основном прощала. Иногда сердилась и ссорилась, тогда прощали ее. В жизни было всякое, и о своей обиде она старалась не вспоминать.

Прошло много лет, прежде чем она снова услышала это ненавистное слово – «простить».

— Меня предал муж. С детьми постоянно трения. Деньги меня не любят. Что делать? – спросила она пожилого психолога.

 

 

 

Он внимательно выслушал, много уточнял, почему-то все время просил ее рассказывать про детство. Она сердилась и переводила разговор в настоящее время, но он снова возвращал ее в детские годы. Ей казалось, что он бродит по закоулкам ее памяти, стараясь рассмотреть, вытащить на свет ту давнюю обиду. Она этого не хотела, а потому сопротивлялась. Но он все равно узрел, дотошный этот дядька.

 

 

— Чиститься вам нужно, — подвел итог он. – Ваши обиды разрослись. На них налипли более поздние обиды, как полипы на коралловый риф. Этот риф стал препятствием на пути потоков жизненной энергии. От этого у вас и в личной жизни проблемы, и с финансами не ладится. У этого рифа острые края, они ранят вашу нежную душу. Внутри рифа поселились и запутались разные эмоции, они отравляют вашу кровь своими отходами жизнедеятельности, и этим привлекают все новых и новых поселенцев.

— Да, я тоже что-то такое чувствую, — кивнула женщина. – Время от времени нервная становлюсь, порой депрессия давит, а иногда всех просто убить хочется. Ладно, надо чиститься. А как?

— Простите ту первую, самую главную обиду, — посоветовал психолог. – Не будет фундамента – и риф рассыплется.

— Ни за что! – вскинулась женщина. – Это справедливая обида, ведь так оно все и было! Я имею право обижаться!

— Вы хотите быть правой или счастливой? – спросил психолог. Но женщина не стала отвечать, она просто встала и ушла, унося с собой свой коралловый риф.

 

 

 

Прошло еще сколько-то лет. Женщина снова сидела на приеме, теперь уже у врача. Врач рассматривал снимки, листал анализы, хмурился и жевал губы.

— Доктор, что же вы молчите? – не выдержала она.

— У вас есть родственники? – спросил врач.

— Родители умерли, с мужем в разводе, а дети есть, и внуки тоже. А зачем вам мои родственники?

— Видите ли, у вас опухоль. Вот здесь, — и доктор показал на снимке черепа, где у нее опухоль. – Судя по анализам, опухоль нехорошая. Это объясняет и ваши постоянные головные боли, и бессонницу, и быструю утомляемость. Самое плохое, что у новообразования есть тенденция к быстрому росту. Оно увеличивается, вот что плохо.

— И что, меня теперь на операцию? – спросила она, холодея от ужасных предчувствий.

— Да нет, — и доктор нахмурился еще больше. – Вот ваши кардиограммы за последний год. У вас очень слабое сердце. Такое впечатление, что оно зажато со всех сторон и не способно работать в полную мощь. Оно может не перенести операции. Поэтому сначала нужно подлечить сердце, а уж потом…

Он не договорил, а женщина поняла, что «потом» может не наступить никогда. Или сердце не выдержит, или опухоль задавит.

— Кстати, анализ крови у вас тоже не очень. Гемоглобин низкий, лейкоциты высокие… Я пропишу вам лекарства, — сказал доктор. – Но и вы должны себе помочь. Вам нужно привести организм в относительный порядок и заодно морально подготовиться к операции.

— А как?

— Положительные эмоции, теплые отношения, общение с родными. Влюбитесь, в конце концов. Полистайте альбом с фотографиями, вспомните счастливое детство.

Женщина только криво усмехнулась.

— Попробуйте всех простить, особенно родителей, — неожиданно посоветовал доктор. – Это очень облегчает душу. В моей практике были случаи, когда прощение творило чудеса.

— Да неужели? – иронически спросила женщина.

— Представьте себе. В медицине есть много вспомогательных инструментов. Качественный уход, например… Забота. Прощение тоже может стать лекарством, причем бесплатно и без рецепта.

Простить. Или умереть. Простить или умереть? Умереть, но не простить? Когда выбор становиться вопросом жизни и смерти, нужно только решить, в какую сторону ты смотришь.

 

 

Болела голова. Ныло сердце. «Где ты будешь хранить свою обиду?». «Здесь и здесь». Теперь там болело. Пожалуй, обида слишком разрослась, и ей захотелось большего. Ей вздумалось вытеснить свою хозяйку, завладеть всем телом. Глупая обида не понимала, что тело не выдержит, умрет.

 

 

Она вспомнила своих главных обидчиков – тех, из детства. Отца и мать, которые все время или работали, или ругались. Они не любили ее так, как она этого хотела. Не помогало ничего: ни пятерки и похвальные грамоты, ни выполнение их требований, ни протест и бунт. А потом они разошлись, и каждый завел новую семью, где ей места не оказалось. В шестнадцать лет ее отправили в техникум, в другой город, всучив ей билет, чемодан с вещами и три тысячи рублей на первое время, и все – с этого момента она стала самостоятельной и решила: «Не прощу!».

Она носила эту обиду в себе всю жизнь, она поклялась, что обида вместе с ней и умрет, и похоже, что так оно и сбывается.

Но у нее были дети, были внуки, и вдовец Сергей Степаныч с работы, который пытался неумело за ней ухаживать, и умирать не хотелось. Ну правда вот – рано ей было умирать! «Надо простить, — решила она. – Хотя бы попробовать».

— Родители, я вас за все прощаю, — неуверенно сказала она. Слова прозвучали жалко и неубедительно. Тогда она взяла бумагу и карандаш и написала: Уважаемые родители!Дорогие родители! Я больше не сержусь. Я вас за все прощаю.

Во рту стало горько, сердце сжалось, а голова заболела еще больше. Но она, покрепче сжав ручку, упрямо, раз за разом, писала: «Я вас прощаю. Я вас прощаю». Никакого облегчения, только раздражение поднялось.

— Не так, — шепнул Ангел. – Река всегда течет в одну сторону. Они старшие, ты младшая. Они были прежде, ты потом. Не ты их породила, а они тебя. Они подарили тебе возможность появиться в этом мире. Будь же благодарной!

— Я благодарна, — произнесла женщина. – И я правда очень хочу их простить.

— Дети не имеют права судить своих родителей. Родителей не прощают. У них просят прощения.

— За что? – спросила она. – Разве я им сделала что-то плохое?

— Ты себе сделала что-то плохое. Зачем ты оставила в себе ту обиду? О чем у тебя болит голова? Какой камень ты носишь в груди? Что отравляет твою кровь? Почему твоя жизнь не течет полноводной рекой, а струится хилыми ручейками? Ты хочешь быть правой или здоровой?

— Неужели это все из-за обиды на родителей? Это она, что ли, так меня разрушила?

— Я предупреждал, — напомнил Ангел. – Ангелы всегда предупреждают: не копите, не носите, не травите себя обидами. Они гниют, смердят и отравляют все живое вокруг. Мы предупреждаем! Если человек делает выбор в пользу обиды, мы не вправе мешать. А если в пользу прощения – мы должны помочь.

— А я еще смогу сломать этот коралловый риф? Или уже поздно?

— Никогда не поздно попробовать, — мягко сказал Ангел.

— Но они ведь давно умерли! Не у кого теперь просить прощения, и как же быть?

— Ты проси. Они услышат. А может, не услышат. В конце концов, ты делаешь это не для них, а для себя.

— Дорогие родители, — начала она. – Простите меня, пожалуйста, если что не так… И вообще за все простите.

Она какое-то время говорила, потом замолчала и прислушалась к себе. Никаких чудес – сердце ноет, голова болит, и чувств особых нет, все как всегда.

— Я сама себе не верю, — призналась она. – Столько лет прошло…

— Попробуй по-другому, — посоветовал Ангел. – Стань снова ребенком.

— Как?

— Опустись на колени и обратись к ним, как в детстве: мама, папа.

Женщина чуть помедлила и опустилась на колени. Она сложила руки лодочкой, посмотрела вверх и произнесла: «Мама. Папа». А потом еще раз: «Мама, папа…». Глаза ее широко раскрылись и стали наполняться слезами. «Мама, папа… это я, ваша дочка… простите меня… простите меня!». Грудь ее сотрясли подступающие рыдания, а потом слезы хлынули бурным потоком. А она все повторяла и повторяла: «Простите меня. Пожалуйста, простите меня. Я не имела права вас судить. Мама, папа…».

Понадобилось немало времени, прежде чем потоки слез иссякли. Обессиленная, она сидела прямо на полу, привалившись к дивану.

— Как ты? – спросил Ангел.

— Не знаю. Не пойму. Кажется, я пустая, — ответила она.

— Повторяй это ежедневно сорок дней, — сказал Ангел. – Как курс лечения. Как химиотерапию. Или, если хочешь, вместо химиотерапии.

— Да. Да. Сорок дней. Я буду.

В груди что-то пульсировало, покалывало и перекатывалось горячими волнами. Может быть, это были обломки рифа. И впервые за долгое время совершенно, ну просто ни о чем, не болела голова.

@ Эльфика

Сказка про тень

Сказка Тень — Ганс Христиан Андерсен

Сказка «Тень» рассказывает об ученом, который уехал в жаркую страну и привык сидеть весь день дома, а лишь вечером выходить на балкон. Однако в один из дней он говорил со своей тенью и прогнал её, а она взяла да и ушла и много чего натворила… 

 

 Свет и тьма продолжают играть в свои игры на земле, свет и тьма живут внутри каждого человека, но часто тьма прячется под покровом и прикидывается самим светом, она не хочет быть узнанной.

 

И тогда человеку кажется что он весь такой хороший, а вот мир жесток и несправедлив к нему. Ему кажется что он несет свет, но при этом ощущает внутреннюю пустоту и несчастье….

 

Мы глубоко изучили на нашем курсе раскрытия памяти души «ВСПОМНИТЬ ВСЁ» тему тьмы, как она впервые появилась в человеке, как проявляется, как прячется, какие проблемы создает человеку в жизни…

 

И главное, что мы познали — как завершить эти игры с тенью, как найти ее в себе и что с ней делать дальше….

 

Но сейчас давайте вспомним старую добрую сказку, в которой заложено много смысла для осознания игр со своей тенью….

 
Тень

 

Вот уж где жжёт солнце — так это в жарких странах! Люди загорают там до того, что становятся краснокожими, а в самых жарких странах — чёрными, как негры. Но мы поговорим пока только о жарких странах; сюда приехал из холодных стран один учёный. Он было думал и тут бегать по городу, как у себя на родине, да скоро отучился от этого и, как все благоразумные люди, стал сидеть весь день дома с плотно закрытыми ставнями и дверями. Можно было подумать, что весь дом спит или что никого нет дома.

 

Узкая улица, застроенная высокими домами, жарилась на солнце с утра до вечера; просто сил никаких не было терпеть эту жару! Учёному, приехавшему из холодных стран, — он был человек умный и молодой ещё, — казалось, будто он сидит в раскалённой печке. Жара сильно влияла на его здоровье; он исхудал, и даже тень его как-то вся съёжилась, стала куда меньше, чем была в холодных странах; жара повлияла на неё. Оба они — и учёный и тень — оживали только с наступлением вечера.

 

И, право, любо было посмотреть на них! Как только в комнату вносили свечи, тень растягивалась во всю стену, захватывала даже часть потолка — ей ведь надо было потянуться хорошенько, чтобы расправить члены и вновь набрать сил. Учёный выходил на балкон и тоже потягивался, чтобы поразмяться, любовался ясным вечерним небом, в котором зажигались золотые звёздочки, и чувствовал, что вновь возрождается к жизни. На всех других балконах — а в жарких странах перед каждым окном балкон — тоже виднелись люди; дышать воздухом всё же необходимо — даже тем, кого солнце сделало краснокожим.

 

 

Оживление царило и внизу, на тротуарах улицы, и вверху, на балконах. Башмачники, портные и другой рабочий люд — все высыпали на улицу, выносили туда столы и стулья и зажигали свечи. Жизнь закипала всюду; улицы освещались тысячами огней, люди — кто пел, кто разговаривал с соседом, по тротуарам двигалась масса гуляющих, по мостовой катились экипажи, тут пробирались, позванивая колокольчиками, вьючные ослы, там тянулась, с пением псалмов, похоронная процессия, слышался треск хлопушек, бросаемых о мостовую уличными мальчишками, раздавался звон колоколов…

 

 

 

Да, жизнь так и била ключом повсюду! Тихо было лишь в одном доме, стоявшем как раз напротив того, где жил учёный. Дом не был, однако, нежилым: на балконе красовались чудесные цветы; без поливки они не могли бы цвести так пышно, кто-нибудь да поливал их — стало быть, в доме кто-то жил. Выходившая на балкон дверь тоже отворялась по вечерам, но в самих комнатах было всегда темно, по крайней мере в первой. Из задних же комнат слышалась музыка. Учёный находил её дивно-прекрасною, но ведь может статься, что ему это только так казалось: по его мнению, здесь, в жарких странах, всё было прекрасно; одна беда — солнце! Хозяин дома, где жил учёный, сказал, что и он не знает, кто живёт в соседнем доме: там никогда не показывалось ни единой живой души; что же до музыки, то он находил её страшно скучною.

 

— Словно кто сидит и долбит всё одну и ту же пьесу. Дело не идёт на лад; а он продолжает, дескать, — «добьюсь своего!» Напрасно, однако, старается, ничего не выходит!

 

Раз ночью учёный проснулся; дверь на балкон стояла отворённою, и ветер распахнул портьеры; учёный взглянул на противоположный дом, и ему показалось, что балкон озарён каким-то диковинным сиянием; цветы горели чудными разноцветными огнями, а между цветами стояла стройная, прелестная девушка, тоже, казалось, окружённая сиянием. Весь этот блеск и свет так и резнул широко раскрытые со сна глаза учёного. Он вскочил и тихонько подошёл к двери, но девушка уже исчезла, блеск и свет — тоже. Цветы больше не горели огнями, а стояли себе преспокойно, как всегда. Дверь из передней комнаты на балкон была полуотворена, и из глубины дома неслись нежные, чарующие звуки музыки, которые хоть кого могли унести в царство сладких грёз и мечтаний!..

 

Всё это было похоже на какое-то колдовство! Кто же там жил? Где, собственно, был вход в дом? Весь нижний этаж был занят магазинами — не через них же постоянно ходили жильцы!

 

 

Однажды вечером учёный сидел на своём балконе; в комнате позади него горела свечка, и вполне естественно, что тень его расположилась на стене противоположного дома; она даже поместилась на самом балконе, как раз между цветами; стоило шевельнуться учёному — шевелилась и тень,- это она умеет.

 

 

— Право, моя тень — единственное видимое существо в том доме! — сказал учёный. — Ишь, как славно уселась между цветами! А дверь-то ведь полуотворена; вот бы тени догадаться войти туда, высмотреть всё, потом вернуться и рассказать обо всём мне! Да, следовало бы и тебе быть полезною! — сказал он шутя и затем добавил: — Ну-с, не угодно ли пойти туда? Ну? Идёшь? — И он кивнул своей тени головой, тень тоже ответила кивком. — Ну и ступай! Только смотри не пропади там!

 

 

С этими словами учёный встал, тень его, сидевшая на противоположном балконе,- тоже; учёный повернулся — повернулась и тень, и если бы кто-нибудь внимательно наблюдал за ними в это время, то увидел бы, как тень скользнула в полуотворённую балконную дверь загадочного дома, когда учёный ушёл с балкона в комнату и задвинул за собою портьеру.

 

 

Утром учёный пошёл в кондитерскую напиться кофе и почитать газеты.

 

— Что это значит? — сказал он, выйдя на солнце. — У меня нет тени! Так она в самом дело ушла вчера вечером и не вернулась? Довольно-таки неприятная история!

 

 

И он рассердился, не столько потому, что тень ушла, сколько потому, что вспомнил известную историю о человеке без тени, которую знали все и каждый на его родине, в холодных странах: вернись он теперь туда и расскажи свою историю, все сказали бы, что он пустился подражать другим, а он вовсе в этом не нуждался. Поэтому он решил даже не заикаться о происшествии с тенью и умно сделал.

 

 

Вечером он опять вышел на балкон и поставил свечку позади себя, зная, что тень всегда старается загородиться от света своим господином; выманить этим маневром тень ему, однако, не удалось. Он и садился и выпрямлялся во весь рост — тень всё не являлась. Он задумчиво хмыкнул, но и это не помогло.

 

 

Досадно было, но, к счастью, в жарких странах всё растёт и созревает необыкновенно быстро, и вот через неделю учёный, выйдя на солнце, заметил к своему величайшему удовольствию, что от ног его начала расти новая тень, — должно быть, корни-то старой остались. Через три недели у него была уже довольно сносная тень, которая во время обратного путешествия учёного на родину подросла ещё и под конец стала уже такою большою и длинною, что хоть убавляй.

 

 

Учёный вернулся домой и стал писать книги, в которых говорилось об истине, добре и красоте. Так шли дни и годы, прошло много лет.

 

Раз вечером, когда он сидел у себя дома, послышался тихий стук в дверь.

 

— Войдите! — сказал он, но никто не входил; тогда он отворил дверь сам — перед ним стоял невероятно худощавый человек; одет он был, впрочем, очень элегантно, как знатный господин.

— С кем имею честь говорить? — спросил учёный.

— Я так и думал, — сказал элегантный господин, — что вы не узнаете меня! Я обрёл телесность, обзавёлся плотью и платьем! Вы, конечно, и не предполагали встретить меня когда-нибудь таким благоденствующим. Но неужели вы всё ещё не узнаёте свою бывшую тень? Да, вы, пожалуй, думали, что я уже не вернусь больше? Мне очень повезло с тех пор, как я расстался с вами. Я во всех отношениях завоевал себе прочное положение в свете и могу откупиться от службы, когда пожелаю!

При этих словах он забренчал целою связкой дорогих брелоков, висевших на цепочке для часов, а потом начал играть толстою золотою цепью, которую носил на шее. Пальцы его так и блестели бриллиантовыми перстнями! И золото и камни были настоящие, а не поддельные!

— Я просто в себя не могу прийти от удивления! — сказал учёный. — Что это такое?

— Да, явление не совсем обыкновенное, это правда! — сказала тень. — Но вы ведь сами не принадлежите к числу обыкновенных людей, а я, как вы знаете, с детства ходил по вашим стопам. Как только вы нашли, что я достаточно созрел для того, чтобы зажить самостоятельно, я и пошёл своею дорогой, добился,. как видите, полного благосостояния, да вот взгрустнулось что-то по вас, захотелось повидаться с вами, пока вы ещё не умерли — вы ведь должны же умереть! — и кстати взглянуть ещё разок на эти края. Всегда ведь сохраняешь любовь к своей родине!.. Я знаю, что у вас теперь новая тень; скажите, не должен ли я что-нибудь ей или вам? Только скажите слово — и я заплачу.

— Нет, так это в самом деле ты?! — вскричал учёный. — Вот диво, так диво! Никогда бы я не поверил, что моя старая тень вернётся ко мне, да ещё человеком!

— Скажите же мне, не должен ли я вам? — спросила опять тень. — Мне не хотелось бы быть у кого-нибудь в долгу!

— Что за разговоры! — сказал учёный. — Какой там долг! Ты вполне свободен! Я несказанно рад твоему счастью! Садись же, старый дружище, и расскажи мне, как всё это вышло и что ты увидел в том доме напротив?

— Сейчас расскажу! — сказала тень и уселась. — Но с условием, что вы дадите мне слово не говорить никому здесь, в городе, — где бы вы меня ни встретили, — что я был когда-то вашею тенью! Я собираюсь жениться! Я в состоянии содержать и не одну семью!

— Будь спокоен! — сказал учёный. — Никто не будет знать, кто ты, собственно, такой! Вот моя рука! Даю тебе слово! А слово ведь человек…

— Слово — тень! — докончила тень — иначе ведь она не могла выразиться.

 

Вообще же учёному оставалось только удивляться, как много было в ней человеческого, начиная с самого платья: чёрная пара из тонкого сукна, на ногах лакированные сапоги, а в руках цилиндр, который мог складываться, так что от него оставались только донышко да поля; о брелоках, золотой цепочке и бриллиантовых перстнях мы уже говорили. Да, тень была одета превосходно, и это-то, собственно, и придавало ей вид настоящего человека.

 

— Теперь я расскажу! — сказала тень и придавила ногами в лакированных сапогах рукав новой тени учёного, которая, как собачка, лежала у его ног.

 

 

Зачем она это сделала, из высокомерия ли, или, может быть, в надежде приклеить её к своим ногам — неизвестно. Тень же, лежавшая на полу, даже не шевельнулась, вся превратившись в слух: ей очень хотелось знать, как это можно добиться свободы и сделаться самой себе госпожою.

 

— Знаете, кто жил в том доме? — спросила бывшая тень. — Нечто прекраснейшее в мире — сама Поэзия! Я провёл там три недели, а это всё равно, что прожить на свете три тысячи лет и прочесть всё, что сочинено и написано поэтами, — уверяю вас! Я видел всё и знаю всё — и это сущая правда!

— Поэзия! — вскричал учёный. — Да, да! Она часто живёт отшельницей в больших городах! Поэзия! Я видел её только мельком, да и то я был ещё сонным! Она стояла на балконе и сверкала, как северное сияние! Рассказывай же, рассказывай! Ты был на балконе, вошёл в дверь и…?

— И попал в переднюю! — подхватила тень. — Вы ведь всегда сидели и смотрели на переднюю. Она не была освещена, и в ней стоял какой-то полумрак, но в отворённую дверь виднелась целая анфилада освещённых покоев. Меня бы этот свет уничтожил вконец, если бы я сейчас же вошёл к деве, но я был благоразумен и выждал время. Так и следует поступать всегда!

— И что же ты там увидел? — спросил учёный.

— Всё, и я расскажу вам обо всём, но… Видите ли, я не из гордости, а… ввиду той свободы и знаний, которыми я располагаю, не говоря уже о моём положении в свете… я очень бы желал, чтобы вы обращались ко мне на вы.

— Ах, прошу извинить меня! — сказал учёный. — Это я по старой привычке!.. Вы совершенно правы! И я постараюсь помнить это! Но расскажите же мне, что вы там видели?!

— Всё! — отвечала тень. — Я видел всё и знаю всё!

— Что же напоминали эти внутренние покои? — спросил учёный. — Свежий ли зелёный лес? Или святой храм? Или взору вашему открылось звёздное небо, видимое лишь с нагорных высот?

— Всё там было! — сказала тень. — Я, однако, не входил в самые покои, я оставался в передней, в полумраке, но там мне было отлично, я видел всё, и я знаю всё! Я ведь провёл столько времени в передней при дворе Поэзии.

— Но что же вы видели там? Величавые шествия древних богов? Борьбу героев седой старины? Игры милых детей, лепечущих о своих чудных грёзах?..

— Говорю же вам, я был там, следовательно, и видел всё, что только можно было видеть! Явись вы туда, вы бы не сделались человеком, а я сделался им! Я познал там мою собственную натуру, моё природное сродство с поэзией. Да, в те времена, когда я был при вас, я ещё и не думал ни о чём таком. Но припомните только, как я всегда удивительно вырастал на восходе и при закате солнца! При лунном же свете я был чуть ли не заметнее вас самих! Но тогда ещё я не понимал своей натуры, меня озарило только в передней! Там я стал человеком, вполне созрел. Но вас уже не было в жарких странах; между тем, я, в качестве человека, стеснялся уже показываться в своём прежнем виде: мне нужны были сапоги, приличное платье, словом, я нуждался во всём этом внешнем человеческом лоске, по которому признают вас человеком.

 

И вот я нашёл себе убежище… Да, вам я признаюсь в этом, вы ведь не напечатаете этого: я нашёл себе убежище под юбкой торговки сластями! Женщина и не подозревала, что она скрывала! Выходил я только по вечерам, бегал при лунном свете по улицам, растягивался во всю длину на стенах — это так приятно щекочет спину! Взбегал вверх по стенам, сбегал вниз, заглядывал в окна самых верхних этажей, заглядывал и в залы, и на чердаки, заглядывал и туда, куда никто не мог заглядывать, видел то, чего никто не должен был видеть! И я узнал, как, в сущности, низок свет! Право, я не хотел бы даже быть человеком, если бы только не было раз навсегда принято считать это чем- то особенным! Я подметил самые невероятные вещи у женщин, у мужчин, у родителей, даже у милых, бесподобных деток. Я видел то, — добавила тень, — чего никто не должен был, но что всем так хотелось увидать — тайные пороки и грехи людские. Пиши я в газетах, меня бы читали!

 

Но я писал прямо самим заинтересованным лицам и нагонял на всех и повсюду, где ни появлялся, такой страх! Все так боялись меня и так любили! Профессора признавали меня своим коллегой, портные одевали меня — платья у меня теперь вдоволь, — монетчики чеканили для меня монету, а женщины восхищались моей красотой! И вот я стал тем, что я есть. А теперь я прощусь с вами; вот моя карточка. Живу я на солнечной стороне и в дождливую погоду всегда дома!

 

 

С этими словами тень ушла.

 

— Как это всё же странно! — сказал учёный.

 

 

Шли дни и годы; вдруг тень опять явилась к учёному.

 

— Ну, как дела? — спросила она.

— Увы! — отвечал учёный. — Я пишу об истине, добре и красоте, а никому до этого нет и дела. Я просто в отчаянии; меня это так огорчает!

— А вот меня нет! — сказала тень. — Поэтому я всё толстею, а это самое главное! Да, не умеете вы жить на свете! Ещё заболеете, пожалуй. Вам надо попутешествовать немножко. Я как раз собираюсь летом сделать небольшую поездку — хотите ехать со мной? Мне нужно общество в дороге, так не поедете ли вы… в качестве моей тени? Право, ваше общество доставило бы мне большое удовольствие; все издержки я, конечно, возьму на себя!

— Нет, это слишком! — рассердился учёный.

— Да ведь как взглянуть на дело! — сказала тень. — Поездка принесла бы вам большую пользу! А стоит вам согласиться быть моею тенью, — и вы поедете на всём готовом!

— Это уж из рук вон! — вскричал учёный.

— Таков свет, — сказала тень. — Таким он и останется!

И тень ушла. Учёный чувствовал себя плохо, а горе и заботы по-прежнему преследовали его: он писал об истине, добре и красоте, а люди понимали во всём этом столько же, сколько коровы в розах. Наконец он совсем расхворался.

— Вы неузнаваемы, вы стали просто тенью! — говорили учёному люди, и по его телу пробегала дрожь от мысли, приходившей ему в голову при этих словах.

— Вам следует ехать куда-нибудь на воды! — сказала тень, которая опять завернула к нему. — Ничего другого вам не остаётся! Я готов взять вас с собою ради старого знакомства. Я беру на себя все издержки по путешествию, а вы опишете нашу поездку и будете приятно развлекать меня в дороге. Я собираюсь на воды; моя борода не растёт, как бы следовало, а это ведь своего рода болезнь, — бороду надо иметь! Ну, будьте благоразумны, принимайте моё предложение; ведь мы же поедем как товарищи.

 

 

И они поехали. Тень стала господином, а господин тенью. Они были неразлучны: и ехали, и беседовали, и ходили всегда вместе — то бок о бок, то тень впереди учёного, то позади, смотря по положению солнца.

Но тень отлично умела держаться господином, а учёный, по доброте сердца, даже и не замечал этого.

Он был вообще такой славный, сердечный человек, и раз как-то возьми да и скажи тени:

 

— Мы ведь теперь товарищи, да и выросли вместе — выпьем же на ты, это будет по-приятельски!

— В ваших словах действительно много искреннего доброжелательства! — сказала тень — господином-то теперь была, собственно, она. — И я тоже хочу быть с вами откровенным. Вы, как человек учёный, знаете, вероятно, какими странностями отличается натура человеческая! Некоторым, например, неприятно дотрагиваться до серой бумаги, другие вздрагивают всем телом, если при них провести гвоздём по стеклу. Вот такое же чувство овладевает и мною, когда вы говорите мне ты. Я чувствую себя совсем подавленным, как бы низведённым до прежнего моего положения. Вы видите, что это просто болезненное чувство, а не гордость с моей стороны. Я не могу позволить вам говорить мне ты, но сам охотно буду говорить вам ты; таким образом, ваше желание будет исполнено хоть наполовину.

 

 

И вот тень стала говорить своему прежнему господину ты.

 

«Это, однако, из рук вон, — подумал учёный. — Я должен обращаться к нему на вы, а он мне тыкает». Но делать было нечего.

 

 

Наконец они прибыли на воды. На водах был большой съезд иностранцев. В числе приезжих находилась и одна красавица принцесса, которая страдала чересчур зорким взглядом, а это ведь не шутка, хоть кого испугает.

 

 

Она сразу заметила, что вновь прибывший иностранец совсем не похож на всех других людей.

 

 

— Хоть и говорят, что он приехал сюда ради того, чтобы отрастить себе бороду, но меня-то не проведёшь: я вижу, что он просто-напросто не может отбрасывать тени!

 

Любопытство её было подзадорено, и она, не долго думая, подошла к незнакомцу на прогулке и вступила с ним в разговор.

В качестве принцессы она, без дальнейших церемоний, сказала ему:

 

— Ваша болезнь заключается в том, что вы не можете отбрасывать от себя тени!

— А ваше королевское высочество, должно быть, уже близки к выздоровлению! — сказала тень. — Я знаю, что вы страдали слишком зорким взглядом, — теперь, как видно, вы исцелились от своего недуга! У меня как раз весьма необыкновенная тень. Или вы не заметили особу, которая постоянно следует за мной? У всех других людей — обыкновенные тени, но я вообще враг всего обыкновенного, и как другие одевают своих слуг в ливреи из более тонкого сукна, чем носят сами, так я нарядил свою тень настоящим человеком и даже приставил, как видите, и к ней тень! Всё это обходится мне, конечно, недёшево, но уж я в таких случаях за расходами не стою!

 

 

«Вот как! — подумала принцесса. — Так я в самом деле выздоровела? Да, эти воды — лучшие в мире! Надо признаться, что воды обладают в наше время поистине удивительной силой. Но я пока не уеду, — теперь здесь будет ещё интереснее. Мне ужасно нравится этот иностранец. Только бы борода его не выросла, а то он уедет!»

 

 

Вечером был бал, и принцесса танцевала с тенью. Принцесса танцевала легко, но тень ещё легче; такого танцора принцесса и не встречала. Она сказала ему, из какой страны прибыла, и оказалось, что он знал ту страну и даже был там, но принцесса как раз в то время уезжала. Он заглядывал в окна повсюду, видел кое-что и потому мог отвечать принцессе на все вопросы и даже делать такие намёки, от которых она пришла в полное изумление и стала считать его умнейшим человеком на свете. Знания его просто поражали её, и она прониклась к нему глубочайшим уважением.

 

Протанцевав с ним ещё раз, она окончательно влюбилась в него, и тень это отлично заметила: принцесса так и пронизывала своего кавалера взглядами. Протанцевав же с тенью ещё раз, принцесса готова была признаться ей в своей любви, но рассудок всё-таки одержал верх, она подумала о своей стране, государстве и народе, которым ей приходилось управлять. «Умён-то он умён, — сказала она самой себе, — и это прекрасно; танцует он восхитительно, и это тоже хорошо, но обладает ли он основательными познаниями, что тоже очень важно! Надо его проэкзаменовать».

 

 

И она опять завела с ним разговор и назадавала ему труднейших вопросов, на которые и сама не смогла бы ответить.

 

Тень скорчила удивлённую мину.

— Так вы не можете ответить мне! — сказала принцесса.

— Всё это я изучил ещё в детстве! — отвечала тень. — Я думаю, даже тень моя, что стоит у дверей, сумеет ответить вам.

— Ваша тень?! — удивилась принцесса. — Это было бы просто поразительно!

— Я, видите ли, не утверждаю, — сказала тень, — но думаю, что она может, — она ведь столько лет неразлучна со мной и кое-чего наслушалась от меня! Но, ваше королевское высочество, позвольте мне обратить ваше внимание на одно обстоятельство. Тень моя очень гордится тем, что слывёт человеком, и если вы не желаете привести её в дурное расположение духа, вам следует обращаться с нею как с человеком! Иначе она, пожалуй, не будет в состоянии отвечать как следует!

— Что ж, это мне нравится! — ответила принцесса и, подойдя к учёному, стоявшему у дверей, заговорила с ним о солнце, о луне, о внешних и внутренних сторонах и свойствах человеческой природы.

 

 

Учёный отвечал на все её вопросы хорошо и умно.

 

 

«Что это должен быть за человек, — подумала принцесса, — если даже тень его так умна! Для моего народа и государства будет сущим благодеянием, если я выберу его себе в супруги. Да, я так и сделаю!»

 

 

И скоро они порешили между собою этот вопрос. Никто, однако, не должен был знать ничего, пока принцесса не вернётся домой, в своё государство.

 

 

— Никто, никто, даже моя собственная тень! — настаивала тень, имевшая на то свои причины.

 

 

Наконец они прибыли в страну, которою управляла принцесса, когда бывала дома.

 

— Послушай, дружище! — сказала тут тень учёному. — Теперь я достиг высшего счастья и могущества человеческого и хочу сделать кое-что и для тебя! Ты останешься при мне, будешь жить в моём дворце, разъезжать со мною в королевской карете и получать сто тысяч риксдалеров в год. Но за то ты должен позволить называть тебя тенью всем и каждому. Ты не должен и заикаться, что был когда-нибудь человеком! А раз в год, в солнечный день, когда я буду восседать на балконе перед всем народом, ты должен будешь лежать у моих ног, как и подобает тени. Надо тебе сказать, что я женюсь на принцессе; свадьба — сегодня вечером.

— Нет, это уж из рук вон! — вскричал учёный. — Не хочу я этого и не сделаю! Это значило бы обманывать всю страну и принцессу! Я скажу всё! Скажу, что я человек, а ты только переодетая тень — всё, всё скажу!

— Никто не поверит тебе! — сказала тень. — Ну, будь же благоразумен, не то я кликну стражу!

— Я пойду прямо к принцессе! — сказал учёный.

— Ну, я-то попаду к ней прежде тебя! — сказала тень. — А ты отправишься под арест.

Так и вышло: стража повиновалась тому, за кого, кого, как все знали, выходила замуж принцесса.

— Ты дрожишь! — сказала принцесса, когда тень вошла к ней. — Что-нибудь случилось? Не захворай, смотри! Ведь сегодня вечером наша свадьба!

— Ах, я пережил сейчас ужаснейшую минуту! — сказала тень. — Подумай… Да много ли, в сущности, нужно мозгам какой-нибудь несчастной тени!.. Подумай моя тень сошла с ума, вообразила себя человеком, а меня называет — подумай только — своею тенью!

— Какой ужас! — сказала принцесса. — Надеюсь, её заперли?

— Разумеется, но я боюсь, что она никогда не придёт в себя!

— Бедная тень! — вздохнула принцесса. — Она очень несчастна.! Было бы сущим благодеянием избавить её от той частицы жизни, которая ещё есть в ней. А как подумать хорошенько, то, по-моему, даже необходимо покончит с ней поскорее и без шума!

— Всё-таки это жестоко! — сказала тень. — Она была мне верным слугой! — И тень притворно вздохнула.

— У тебя благородная душа! — сказала принцесса.

 

 

Вечером весь город был иллюминирован, гремели пушечные выстрелы, солдаты отдавали честь ружьями. Вот была свадьба! И принцесса с тенью вышли на балкон показаться народу, который ещё раз прокричал им «ура».

Учёный не слыхал этого ликования — с ним уже покончили.

Г Х Андерсен


Таков вот финал старой сказки!

Но наступил 21 век.

 

И мы глубоко изучаем на нашем курсе раскрытия памяти души «ВСПОМНИТЬ ВСЁ»

тему тьмы, как она впервые появилась в человеке, как проявляется, как прячется, какие проблемы создает человеку в жизни…

 

И главное, что мы познали — как завершить эти игры с тенью, как найти ее в себе и что с ней делать дальше, как трансформировать тень в ее изначальное состояние и вернуть свою силу….

 

Сказочная реальность женщины

крылья женщинаПуть женщины всегда сказочен — потому что все идет по мотивам сказок, вспомни свои любимые сказки, которые нашли самый большой отклик (сказка, которая очень понравилась или очень НЕ понравилась, та сказка, которая запомнилась))).

 

 
Это и есть сказка твоей жизни сейчас.
 
 
 
Кого-то тронула сказка про «Снежную королеву» — и если заглянуть в сердце этой женщины, то там можно найти глыбы льда или осколки льдинок в ее душе.
 
 
 
Кого-то тронула сказка про «Финиста-Ясного сокола» — как она потеряла любимого и ей пришлось 7 сапог истоптать чтобы снова его найти и выплакать море слез…
 
 
 
У кого-то сказки про Василису Прекрасную отзываются — махнула она крылом и раскинулось перед ней озеро…
 
 
 
 
Все наши сказки — это книга памяти души,  оставленная нам нашими предками.
Так все и было в изначалье..
Но потом впали люди в забвение и как в сказке «Спящая красавица» заснули долгим сном…
 
 
 
И это тоже реальный сюжет — люди впали в сон на многие века и продолжают спать и поныне…
 
 
 
Но сейчас поистине волшебное время — когда все сказки приближаются к своему счастливому финалу — время сна завершилось, темная ночь души подходит к концу и настуает РА-Свет!
 
 
 
Пробуждаются души людей!
 
 
 
И пробуждается истинное Женское Начало внутри женщины — а когда оно раскрывается, то своя сказка жизни начинает складываться…
 
 
И вспоминает она своего БОГатыря, да и себя истинную Богиню начинает видеть в своем отражении в чистой
глади лесного озера….
 
 
 
Свою Душу начинает ощущать внутри и эта душа взмахивает крыльями и обретает свободу!
И тогда Женщина обретает свободу Быть, Творить и Летать!
 
 
Летать не на метле (от боли), а на своих сильных и легких крыльях — от счастья!
 
 
 
Это и происходит с нами наступающей весной!
 
Кто готов заглянуть в свою сказку жизни и раскрыть свое ЖЕНСКОЕ НАЧАЛО, чтобы творить свою жизнь со всеми Ключами Творения Жизни — приглашаем в наше дивное пространство — подробнее здесь 
В этом пространстве возможна любая сказка Жизни!
С любовью, 
Марианна Володина
женское начало баннер